Опубликовал(а) Маргарита Алексеева – 30.08.2019 0
0

Ориентированность на цифры и статистику – особенность и в какой-то мере проблема всей государственной сферы. Особенно много этого в здравоохранении – сами медики и руководители лечебно-профилактических учреждений уже не скрывают, что занимаются приписками в условия нынешнего финансирования. Петербургский врач Алексей Абзианидзе в интервью Радио Свобода рассказал о своей борьбе с приписками путём постоянных жалоб: от прокуратуры до Администрации президента.

– Алексей, а в чем именно состоит эта недостоверная информация?

– Чаще всего пишется, что человек пришел на дополнительную перевязку, которую он на самом деле не получил, либо просто на явку, либо за выписной справкой, хотя человек закончил лечение уже год или два назад. И почему-то за этими справками они идут по записям чуть ли не ночью. То есть в разных учреждениях есть свои нюансы и тонкости, и обнаружить все это крайне сложно. Причем обращения в страховые компании тоже ни к чему не приводят, хотя они вроде обязаны за всем этим следить и тема приписок им знакома. Иногда происходит такое явление, как “перекрест явок”, когда пациент якобы активно лечится в травмпункте, а на самом деле он на этот момент либо умер, либо находится в больнице. То есть если два учреждения одновременно выставляют счета страховым компаниям, это всплывает. А когда их спрашиваешь, почему они не обращаются в правоохранительные органы, они мне толком ничего не отвечают, говорят: это не входит в наши обязанности.

Хотя по логике вещей они первые должны были бежать в Следственный комитет, в ГУВД, еще куда-то, но этого не происходит, мы видим какой-то порочный круг. Один из примеров – мое последнее место работы, травмпункт на улице Курчатова, 6, корпус 3, куда я устроился в марте 2018 года. Заведующий травматологическим отделением в первый же день объяснил мне, каким образом я могу выполнять план по явкам. Я же только устроился, своих пациентов у меня нет, и мне было предложено открывать в компьютере журнал пациентов, проходивших через врачебную комиссию с больничными листами, и писать, что они приходили ко мне на прием. Первые месяцы я выполнял план таким образом, а потом, когда у меня появились уже свои пациенты, я вносил им в карточки большее количество явок, как будто они каждый день приходили ко мне на перевязки.

– Алексей, скажите, а кто выгодополучатель этой системы?

– Сложный вопрос. Это могут быть и врачи, ведь их зарплата зависит от выполнения плана. Потому что майские указы, по которым врачи в Петербурге должны получать около 100 000 рублей в месяц, не выполняются. И чтобы получить хотя бы стимулирующие выплаты, которые целиком зависят от главного врача, ты должен выполнять этот пресловутый план, невыполнимый физически, потому что он искусственно завышен. А план этот спускают районные организации здравоохранения, они решают, сколько учреждение в таком-то месяце должно обслужить пациентов. Это целая цепочка, и везде нужно выполнение плана и хорошая статистика. СМИ у нас часто пишут, что демографическая ситуация улучшается, а на самом деле смертность растет. Но врачам в приказном порядке, например, говорят: надо уменьшить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, и она вдруг резко уменьшается, но зато резко возрастает в графе “прочее”. Или уменьшается статистика летальности по онкологии, но в графе “прочее” – опять всплеск. Тут есть заинтересованность и у самого нижнего звена, у заложников этой ситуации – врачей, и до самого верха, до министра здравоохранения, которому тоже нужно показать президенту хороший отчет. А потом показать народу по телевизору, что все у нас хорошо.

Читайте также:  Суд отказался снимать обвинения с психиатра Шишлова

Если врач не будет этим заниматься, он либо потеряет в зарплате, либо ему создадут такие условия, что он уйдет: сотрудник, который не выполняет финансовый план, неудобен. И такая ситуация не только в Петербурге, она по всей стране. В Москве, например, люди могут через портал госуслуг зайти в свой личный кабинет, и там они с удивлением узнают, что лечились в поликлинике, а по факту они туда уже много лет не ходят. В Москве по этому поводу возник было скандал, но потом все по-тихому замяли. А я все пытаюсь заставить наши правоохранительные органы решать эту проблему, и они о ней знают, но решать ее не хотят. А ведь это все небезобидно: в целом по стране речь идет о миллиардах, деньги идут на приписки, а на высокотехнологичные операции, обследования или на лекарства их нет. Обычный пациент, налогоплательщик, не может качественно и своевременно получить медицинскую помощь. Благодаря припискам и выполнению финансового плана прибавку к зарплате получают врачи, а главное, администрация медицинского учреждения выписывает себе огромные премиальные.

На самом деле зарплаты главных врачей очень большие, некоторые могут получать больше миллиона в месяц, а обычный врач будет получать 30–40, ну, 50 тысяч. Это вместо 100 тысяч, которые он должен получать по закону. И везде в отчетах говорится, что он получает эти деньги, а по факту – нет. И Беглов говорит, что зарплаты врачей заложены в бюджет, но мы этих денег не видим, если отказываемся заниматься приписками. Но и с приписками за время своей работы я этих 100 тысяч не видел никогда. Причем я рассказал о ситуации в Выборгском районе, но точно так же было и в Приморском районе, и в Калининском, и в Василеостровском, и в Красногвардейском. Причем факт приписок в Красногвардейском районе был подтвержден прокуратурой – было установлено, что в день, когда врачей даже не было на рабочем месте, им был приписан прием пациентов. Но никаких процессуальных последствий все равно не было.

Читайте также:  Сборы на лечение: как уберечься от мошенников

Все понимают, что если привлечь главного врача, он может указать на вышестоящих чиновников, и скандал может дойти вплоть до министра. Поэтому никто и не хочет это обнародовать, ведь в эту цепочку могут войти все: и прокуратура, и ГУВД, и Следственный комитет. И получается, что все друг друга покрывают. В ГУВД я хожу 4 года, они все знают, а мне они сказали: мы не можем посадить всех. Но всех сажать и не надо, а только тех, кто вынуждает врачей идти на преступление. Причем интересно, что, когда пишешь в прокуратуру, они перенаправляют обращение в районную администрацию, которая не заинтересована в раскрытии этих махинаций. Они пишут: мы тут ни при чем, за этим обязаны следить страховые компании, а те кивают на следственные органы, следственные органы говорят, что этим должны заниматься в ГУВД, а в ГУВД пишут, что нет либо события, либо состава преступления.

– Алексей, принуждение к припискам – это единственное нарушение закона, которое вас тревожит?

– Нет, осенью 2018 года врачей-травматологов Выборгского района заставили заниматься вакцинацией от гриппа, и это при том, что у нас не хватает времени на своих пациентов. Но нам придумали дополнительный план по вакцинации, около 150 человек в месяц нужно было привить. В результате врачи занимались липовой вакцинацией: вакцины, за которые были заплачены бюджетные деньги, разбивались и выливались в канализацию, врачи при условии выполнения плана вакцинации по гриппу получали стимулирующие выплаты.

Подделывались карточки, подписи пациентов, вакцинация освещалась в СМИ. В октябре 2018 года я написал об этом заявление в правоохранительные органы Выборгского района, и до сих пор никто по этому поводу ничего не сделал. Хотя была видимость работы, через 2 месяца они приехали в учреждение, изъяли какие-то карточки, в мае мне написали, что факт вакцинации подтвердился – и это при том, что я писал, что мне лично были приписаны 250 человек, которых я якобы привил от гриппа, но на самом деле я не привил ни одного. Меня заинтересовало, откуда такие ответы, я пошел в прокуратуру ознакомиться с результатами проверки и увидел, что вся изъятая документация не имела никакого отношения к вакцинации от гриппа, все карточки относились к профилактике бешенства, это были карточки людей, покусанных животными, о чем я ничего не говорил. А уж приписками по основной работе никто вообще не занимался – липовыми приходами больных и липовыми перевязками. Поэтому я считаю, что сотрудники правоохранительных органов пошли на должностное преступление, покрывая деятельность администрации медицинского учреждения.

Читайте также:  “Курила, как паровоз”: пациентка обвинила врачей в смерти ребенка

Я дошел до Генеральной прокуратуры, до министерства МВД, собственной службы безопасности МВД, Администрации президента, но каждый раз все отсылалось вниз, в те инстанции, действия которых я пытаюсь обжаловать, хотя это запрещено законом. Беглов (Александр Беглов – временно исполняющий обязанности губернатора Санкт-Петербурга. – РС) и Митянина (Анна Митянина – вице-губернатор Санкт-Петербурга. – РС) не хотят со мной встречаться, эти вопросы их почему-то не интересуют. Другие врачи боятся куда-то обращаться, они понимают, что тогда их постигнет та же участь, что и меня – увольнение под надуманным предлогом. Меня, например, обвинили в прогулах, хотя я заранее сообщил, что иду по повестке в прокуратуру, а также в том, что я не выписал пациенту мазь “Фастум-гель”, хотя известно, что рецепт на нее не нужен, да и травматологи вообще рецептов не выписывают. Уже полгода я пытаюсь восстановиться через суд. Ответчик не хочет признавать, что все было сфабриковано.

Коллеги пишут мне, что поддерживают меня, но открыто выступить боятся. А я устал бояться, поэтому и начал вести активную борьбу. Я борюсь не только за себя, а за всех врачей – хочу, чтобы у них была возможность работать честно и получать за свой труд достойную зарплату.

Как сообщалось ранее, после того, как в Саратовской области разгорелся скандал с медицинскими приписками, когда местные жители стали обнаруживать в своей медкарте записи о различных якобы пройденных ими процедур и осмотров, история продолжилась мнением на эту ситуацию самих медработников. Подробнее читайте: «Они систему изуродовали»: Врач – о том, почему вынужден делать приписки

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here