Опубликовал(а) Медицинская Россия – 18.10.2019 0
0

Неформальные платежи в медицине обсудили эксперты на первом public talk, который организовал 14 октября Фонд профилактики рака. Спикеры рассказали о том, почему существует традиция благодарить врачей, как это влияет на качество медицины и нужно ли менять данный подход в отношениях между доктором и пациентом.

Модерировал обсуждение, которое прошло в центре «Благосфера», российский журналист, ведущий телеканала РБК Игорь Виттель, сообщает АСИ.

О том, как зародилась традиция неформальных платежей в России, рассказал врач-невролог, кандидат медицинских наук Павел Бранд.

«Система неформальных платежей пошла от наркома здравоохранения Семашко [Николая Александровича]. Его спросили, как же мы будем финансировать нашу новую, красивую, советскую медицину? Денег нет, деньги нужны, чтобы вкладываться в промышленность. Семашко ответил, что хороший врач сам себя прокормит, а плохие врачи нам не нужны», — рассказал Бранд.

С тех пор, по его мнению, неформальные платежи в российской медицине стали вариантом нормы. «В деревнях и селах, естественно, куры, утки, яйки, в городах — финансовые платежи или услуги», — пояснил эксперт.

Система неформальных платежей существовала долго и всех устраивала.

«В 90-е годы я наблюдал в одном крупном федеральном учреждении, будучи еще ребенком, как, когда денег стало мало, хирурги вешали на двери кабинетов плакаты с надписью «Хирурги цветы и конфеты не пьют». Потом кто-то обязательно подписывал, что хирурги вообще не пьют. Вот такие тонкие намеки на толстые обстоятельства», — заметил Бранд.

Читайте также:  Клиника «Центравиамед» совместно с АО “ОДК” производственный комплекс «Салют» открывает новый филиал в ВАО г. Москвы

С приходом коммерческой медицины неформальные платежи, казалось бы, должны были исчезнуть, но нет, сказал эксперт.

«На мой взгляд, несмотря на то, что неформальные платежи в медицине — это несомненно плохо, в нашей стране каким-то непостижимым образом сто лет таких платежей, со времен Семашко, привели к сохранению советской и российской медицины, — поделился Бранд. — В 90-х те врачи, которые не ушли, а ушло очень много, остались во многом благодаря неформальным платежам, которые они считали нормальными».

Сейчас, считает эксперт, неформальных платежей уже не должно быть, их нужно искоренять.

Вадим Гущин, хирург-онколог, директор отделения гастроинтестинальной онкологии клиники Mercy (Балтимор, США), соучредитель образовательного проекта Фонда профилактики рака «Высшая школа онкологии», рассказал, как практика неформальных платежей препятствует современному постдипломному образованию.

«В России за последние двадцать лет в образовании (медицинском. — Прим. ред.), насколько я понимаю, не изменилось ничего. Это не значит, что нет хороших докторов, они есть, но скорее вопреки системе, чем из-за системы. Все так же за два года обучения в ординатуре по онкологии молодые люди поверхностно учатся подходу к пациентам и очень хорошо учатся участвовать в коррупционных схемах», — рассказал Гущин. Такая практика приводит к потере инициативных и знающих людей, которые не хотят принимать участие в коррупции, уверен эксперт.

Читайте также:  «Из врачей сделали презренных рабов и они взбунтовались»

Директор службы помощи онкологическим больным и их близким «Ясное утро» Ольга Гольдман поделилась мнением, почему пациенты готовы платить.

«Коррупция в медицине со времен товарища Семашко сама себя воспроизводит. <…> А что человек получает, когда платит врачу, зачем он это делает? Пациент платит за персональное отношение», — сказала Гольдман.

Она добавила, что пациент находится в кабальной сделке, это значит, что у пациента нет никаких инструментов, чтобы понять и оценить, подходит ли ему это лечение, хороший ли это врач.

«Это доступ на будущее к врачу, пациенты хотят персональных отношений с врачом, чтобы можно было в ночи, в WhatsApp написать и что-то спросить. Также есть ощущение, что деньги — это качество лечения, — отметила Гольдман. — И самое главное — покупается надежда. Надежда, что все будет хорошо».

Александр Петровский, заместитель директора по развитию онкологической помощи в регионах ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, заметил, что «благодарность» от пациента, у которого ничего не просят — или ему самому захотелось поблагодарить врача, или «тут так принято», или «сосед сказал, что так нужно» — следует отделять от коррупции. По его мнению, в неформальных платежах есть и позитивная сторона: благодаря им молодые ординаторы, которые получают 7 500 рублей стипендии и 7 000 из них отдают за квартиру, могут не искать дополнительного источника дохода.

Читайте также:  “На моём примере создан чудовищный прецедент”

По словам Анны Темкиной, социолога, профессора факультета политических наук и социологии и содиректора программы гендерных исследований Европейского университета в Санкт-Петербурге, врач стал государственным служащим. А государству люди не доверяют. «Это значит, пациенты не верят, что врачи будут добросовестно работать, вежливо общаться, что вообще сделают то, что надо», — пояснила Темкина.

Она добавила, что в России очень высок уровень персонификации и доверие есть только к знакомым: когда люди идут в незнакомую контору, они стараются выстроить личные отношения.

Илья Фоминцев, исполнительный директор Фонда профилактики рака, уверен, что изменить положение дел с неформальными платежами в России можно. По его мнению, государственная медицина не должна зарабатывать никаких денег. Но при этом врачи должны получать нормальные зарплаты.

«Первый шаг — нужно создать справедливую оценку ОМС, которая позволила бы клиникам добиться нормальной рентабельности. Второй — обеспечить свободный доступ к ОМС-средствам всем клиникам, государственным, частным, любым. <…> Должно появиться сообщество врачей, сначала маленькое, хотя бы из 15 человек, которые скажут: мы не берем никакие деньги от пациентов, но заявят при этом, что им нужна зарплата, которая позволяет хотя бы до работы доехать», — заключил Фоминцев.

Loading…
Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here